sontucio (sontucio) wrote,
sontucio
sontucio

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

"Галалит" - моя малая Родина. Часть 2.

Продолжаю публиковать воспоминания Александра Маркова о жизни в рабочем поселке завода «Галалит», располагавшемся у деревни Мневники. До революции здесь работала красильно-отделочная фабрика купца Кузнецова (в некоторых источниках фигурируют фамилии Егоров и Меньшиков), переоборудованная в 1927 году под галалитовый завод. На нем было установлено оборудование двух немецких фирм и приглашен иностранный специалист для налаживания производства. Первый советский галалит был получен 25 июля 1928 года, вначале перерабатывавшийся здесь на заводе в изделия — пуговицы и расчески.

Сообщество завода «Галалит» в Мой Мир.


Жители поселка при заводе "Галалит"

До войны при клубе завода был очень сильный драмкружок - народный театр, в котором играли многие рабочие и служащие завода, в том числе и мои бабушка и дед - Ксения Терентьевна и Борис Петрович Варенцовы. Моя мама, в то время Варенцова Рита, рассказывала, что репетиции проходили по вечерам, допоздна, и её, как и других детей
"народных артистов" уносили домой уже спящую. Кто руководил театром - может и вспомнит кто.

При заводе был свой духовой оркестр. Надо заметить, что в то время духовые оркестры были весьма популярны и образовывались при любом, уважающим себя учреждении. В оркестре играли приятели моего деда Бориса Петровича. Когда оркестр играл на стадионе во время спортивных мероприятий, мы - мелюзга, пацаны лет по пять, держали ноты и переворачивали листы, когда нужно было. Весьма почётным считалось, даже дрались, кому ноты держать. И с Витькой Авиловым толкались и с Женькой Селивановым, моим закадычным другом - мы то дрались, то не разлей вода.


Девушки из поселка завода "Галалит"

При клубе действовали музыкальные кружки - по классу аккордеона и по классу фортепиано - "пианины", как говорили местные бабки. Вот как раз по этому самому классу "пианины" я и занимался года три. Бытовало мнение, во-первых - пианино - буржуйский инструмент, во-вторых - инструмент больше женский, нежели мужской. Для мальчиков - баян, аккордеон, для девочек - пианино и скрипка! Бред конечно, но... Буржуйство осуждалось и презиралось во всех проявлениях, причём иногда в очень обидной форме. Не смотря на это в посёлке было немало инструментов по квартирам: у Решетниковых, у Кузминских, у Коньковых, в 1-м доме(фамилию не помню), в начале 60-х пианино появилось и у нас.

Надо сказать, что на "Галалите" в то время была довольно многочисленная прослойка интеллигенции. Только директор завода с семьёй жил в Карамышево. Главный инженер Корнеев Алексей Дмитриевич, главный бухгалтер - Кац Моисей Соломонович, начальник ОТК - Азарлион Михаил Израильевич, начальники цехов - цеха ширпотреба №1 - мой дед Варенцов Борис Петрович, цеха №2 - Хотников Борис Иосифович, начальник центральной лаборатории Татаринов Василий Михайлович, зав. детским садом - Решетникова Зинаида Максимовна и многие другие из администрации завода, жили на "Галалите", на том дворе, в основном.


В поселке завода "Галалит"

Кроме того, не все жители "Галалита" работали на заводе. В доме №5 на втором этаже жила семья Кузминских - наших близких друзей. Их бабушка Анна Ивановна Смирнова (Белякова в дев.) работала до пенсии во Мневниковской средней школе учительницей с 1 - 4 классов. В доме №1, во втором подъезде жила семья Зайонц - Сато Макаровна - до войны врач в амбулатории, потом перешла в больницу в Москве, Тамара Макаровна, её сестра - работала в заводской бухгалтерии, Игорь и Олег - сыновья Сато Макаровны и Лазаря Марковича ( рекомендую прочесть - Игорь Зайонц. Несуществующие дневники ).

Многие работали в Москве - в основном дети старшего поколения заводчан. К заводской интеллигенции было двойственное отношения. С одной стороны - начальство, всё таки, а с другой стороны - буржуи недорезанные, хотя все жили практически в одинаковых условиях. Но гегемон - он и на "Галалите" гегемон! И интеллигенцию недолюбливали, если не сказать более, со всей пролетарской искренностью и принципиальностью! При случае могли и "по матери", и указать на сомнительное социальное происхождение, и уличить в космополитизме, аппортунизме и прочих буржуазных -измах. Что даже в 50-х годах было весьма небезопасно.


Девушки с "Галалита"

Мне в память врезался один эпизод... Бабушка и дедушка Варенцовы Борис Петрович и Ксения Терентьевна были, естественно, партийными (беспартийных начальников не было). При заводе, как и везде, проводились политзанятия, полит чтения, всевозможные курсы повышения полит грамотности партактива и т.п. Брошюр с работами основоположников марксизма-ленинизма и с работами партийных вождей было огромное колличество. С ними работали - их конспектировали, писали рефераты, вдумчиво вникали в суть написанного, при этом что-то подчёркивали, писали заметки на полях цветными карандашами... А я чем хуже? Я тоже рисовал и черкал, пока бабка с дедкой работали на благо и во имя. И вот, в один из выходных дней, дело летом было, мне года четыре (значит на дворе 1956 ). Я хватаю со стола в комнате какие-то брошюры, карандаши и бегом на двор, там у нас стоял стол со скамейками. За спиной дед - "Ритка, держи!" Мать в спину - "Саша, стой! Нас ведь всех посадят!" На лестнице меня отловили, всё отобрали, наподдали как следует...Такие были времена.

Ну так вот, особых успехов на музыкальном поприще я не достиг, но кое-что играть всё же научился, освоил нотную грамоту, а после того, как моя матушка, поднатужившись, купила вкомиссионном "эту самую пианину", даже развлекал своих домашних. Маманя пускала слезу, а дядя - ехидно улыбался и крутил головой. До того, как у нас появился инструмент заниматься я ходил к нашим соседям по дому - Решетниковым, которые любезно разрешили пользоваться их инструментом, пока никого не было дома. Зинаида Максимовна работала зав. детским садом и у нас были давние дружеские отношения.


Драмкружок на заводе "Галалит"

Аккордеону учил дядька с бетонного завода, как звали не помню, был он лысый и вредный. "Пианине" учила экстравагантная дама - Зоя Евгеньевна Стеценко - этакая городская дамочка "бальзаковского" возраста. Она была вхожа в наш дом, если уж честно, то не только в наш, и частенько приходила, сначала жалуясь на моё плохое прилежание, а потом, как-то незаметно, переходила на рассказы о своей бурной и бесшабашной творческой молодости. Показывала свои фотографии, причём иногда весьма пикантные. Ходила она с огромной сумкой, в которой были ноты, фотографии, письма, в общем полный архив. Потом она садилась за пианино и играла...Играла она хорошо, с чувством, бывало и пела. У ней было два взрослых сына - младший был химиком и работал в каком-то НИИ, а старший был скрипачом и был "первой скрипкой" в каком-то симфоническом оркестре, по моему на Центральном радио. Жила она где-то на Красной Пресне и с сыновьями у неё были очень сложные отношения, особенно со старшим.

По её словам он был очень талантливым музыкантом, имел абсолютный слух, но мать обижал. Зоя Евгеньевна очень переживала по этому поводу, и была, в сущности, очень одиноким человеком. Фактически вся её жизнь сосредотачивалась на музыке и педагогической деятельности. Мы с Женькой по молодости этого не понимали и частенько над ней подшучивали - прятали ключи, ноты, шапку. Доводили, в общем. Она кричала на нас, гоняла нас по сцене - пианино на сцене в зале клуба стояло. Сцена была высокой, больше метра... А мы с Женькой, два дурака, туда-сюда, туда-сюда... В общемто мы были незлыми мальчишками и Зоя Евгеньевна питала к нам симпатию. Даже хотела Женьку учить бесплатно (у Женьки был отличный слух). Одна из учениц подарила ей на день рождения брошку в виде скрипичного ключа со стекляшками. Что-то случилось с булавкой и замок не работал. По простоте душевной я сказал, что дядя у меня ювелир. Она мне брошкуотдала, а я положил в карман пальто и забыл. В школе у меня её украли из пальто. Она хоть и копеечная была - бижутерия, но память, подарок - было очень неудобно. В 1965 году она вышла замуж и уехала.


Жильцы дома 9.

Музыкальные кружки принимали активное участие в концертах самодеятельности и на утренниках. Я тоже имел глупость один раз выступить на концерте, не помню, кажется на годовщину Октябрьской революции. Это был и не полный, но провал! Мне так не хотелось! Я вообще в детстве был очень стеснительным, а тут выступать на заводском концерте. Выбора не было - я должен был играть "Полюшко - поле"...Всё вызубрив до автоматизма, я всё равно очень волновался. Я выступал за аккордеонистом - пареньком с бетонного завода. Он вышел, подёргал меха и ушёл, улыбаясь...Сыграл он - нет, я не понял. Полный зал, меня объявили. Я вышел на сцену, сел за пианино и вдруг осознал, что ничегошеньки не помню! Дважды я брал начальные аккорды, но дальше - пустота. В зале зароптали, на них цикнули. Осталось встать и уйти. И тут сработал автомат, потом в жизни он меня часто выручал. Я доверился моторике и, не задумываясь, всё сыграл. Лажанул один раз. Хлопали даже. Конферансье - женщина (не знаю кто) стала на меня ругаться, говорить что-то обидное и я убежал. Весь концерт я просидел за сценой, забившись в пыльный занавес. Только после того, как ушёл последний зритель, я осмелился выбраться из своего убежища и пойти домой. Мне было 9 лет и я плакал от обиды и стыда...Дома меня успокоили, как смогли. Самое обидное началось назавтра - взрослые, в основном заводские тётки с того двора, насмехались надо мной в открытую. Говорят, что дети жестоки. Нет, взрослые бывают весьма изобретательны и беспощадны, а уж тем более, когда предоставляется случай безнаказанно унизить.

Спортом на заводе занимались очень серьёзно. В 50-60х годах руководил спортивной работой Дроздов Виктор. Были секции по разным видам спорта - стрельба, лыжи, лёгкая атлетика, волейбол, городки, но особенно страстно увлекались футболом. На заводе была очень сильная футбольная команда, играли в ней не только галалитовские. Под №9 играл мой дядя - Варенцов Владислав Борисович. Мой дед Борис Петрович был заядлым болельщиком и, пока жил и работал на "Галалите", не пропускал ни одной игры с участием своего сына - моего дяди. Он свистел в два пальца и кричал -"Славка, давай!" И Славка давал! Причём так давал, что чуть не стал инвалидом, когда ему разбили колено. Его жена Валентина Филипповна - моя тётка поставила вопрос ребром! Дядя против жены не пошёл и был вынужден из заводской команды уйти. Ребята, его друзья по команде, очень сожалели, пытались Валю уговорить, но она была непреклонна. Но это совсем не означало, что дядя играть перестал.


Работники завода "Галалит"

Ещё одна спортивная игра была популярна на "Галалите" - городки. В неё играли все, от мала до велика. Городошная площадка находилась у автобусной остановки, перед танцплощадкой, так что пассажиры, в ожидании автобуса, могли наблюдать за городошными баталиями. Площадка упиралась в глухой забор заводского склада и ,когда играли и биты выбивали фигуры или пролетали мимо, стоял сильный грохот. Как я уже писал, наш дом стоял строго напротив через дорогу, и если загрохотало, значит пора идти смотреть или играть. Городки и биты "общего пользования" хранились здесь же на площадке в специальном рундуке и были общедоступны. Однако у каждого серьёзного игрока был свой личный комплект городков и бит, а то и не один. Их берегли и никому не давали. Изготавливали всё сами на заводе. Неудачные биты переходили в общее пользование.

Мы знали на зубок все фигуры и их последовательность, приёмы бросания бит, тактику и стратегию игры. Играли не просто - абы как, а с пониманием, споря до хрипоты. Потом, в начале 60-х интерес к городкам постепенно угас. Настольный теннис как-то не прижился - не было хорошего стола.Тот, что был, находился рядом с городошной площадкой под открытым небом, мало того, столешница была сбита из узких досок. Из-за дождей доски рассохлись, пошли винтом и игра приобрела некую специфику. Был отличный стол в красном уголке в гараже Мостелефонстроя, но...


У патефона.

Несколько слов о заводском стадионе. Основным было футбольное поле с воротами. Сетки навешивали перед играми, было травяное покрытие - обычная трава, но к концу сезона вся середина поля становилась лысой. Вокруг стадиона была гаревая беговая дорожка, засыпанная мелким шлаком из котельной. Были баскетбольная и волейбольная площадки, прыжковые ямы с песком, турник и, по моему, металлические равновысокие брусья. Справа перед полем была высокая мачта флагштока. За стадионом было стрельбище с ямой и тиром, сзади тир был засыпан глиняным накатом. Имелись и "трибуны" - три ряда разновысоких скамеек. У входа на стадион стоял вагончик, переделанный из троллейбуса, потом, когда его разбили и загадили, его заменили в 1962 году на хороший домик - раздевалку, слева за стадионом, рядом поставили сортир. Футбольные матчи проводились три дня в неделю - играли команды ближайших окрестностей, воинских частей, команды учебных заведений и т.п.. Афиши вывешивались аж на Беговой!

"На стадионе завода "Галалит" такого-то числа состоятся встречи по футболу между командами..."Не "Динамо" конечно, но гордость за свой стадион мы испытывали! Там же, на стадионе, после игр проводились и "застолья" - команды или болельщики уединялись где-нибудь на травке за стадионом или под забором склада, что отделял стадион от дороги, и отмечали выйгрыш, или разбирали причины поражения. Нередко застолья переходили в выяснения отношений, но это исключение из правил. Бутылки мы потом собирали, несли в магазин, сдавали и покупали что-нибудь вкусненькое - весовую соломку, а если бутылок было много, то и конфеты "Кавказ" или "Домино". До сих пор люблю эти сорта конфет.


Отдыхаем.

Нашим любимым занятием во время футбольных тренировок было подавать мячи. Мы вставали за воротами вдоль забора и всё, что летело мимо и выше ворот, тащили на поле. Бывало и доставалось мячом - не зевай...Бывало и мячи пропадали, если в сараи улетали, но это редко. В футбол мы тоже играли на стадионе. Выбирали кусок поля с травой, ставили ворота из кирпичей или одежды, разбивались на команды. Всё было по-честному - капитанами становились самые сильные игроки, они же "матки". Остальные разбивались на пары, загадывали друг на друга любые предметы или слова и, обнявшись за плечи, со словами "матки-матки, чьи отгадки?" подходили к капитанам. Те поочерёдно делали свой выбор и команды формировались.

Человек без пары переходил автоматически в слабейшую команду. Аутов не было, гоняли по всему полю, но по воротам можно было бить только спереди. Гоняли пока мяч можно было разглядеть или начинали матери созывать. Выходили на дорогу, если во дворе чада не было и кричали погромче. Играл я с удовольствием, но бестолково, больше на воротах стоял. С Женькой у нас было соперничество - он тоже на воротах стоял, здорово, надо сказать стоял.

Часть 6.
Часть 5.
Часть 4.
Часть 3.
Часть 1.
Tags: Завод "Галалит", Люди, Москва, Предприятия, Старая фотография, Хорошево-Мневники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments